ISO, менеджмент, консалтингдобавить в избранное
домой - первая страницапользователи сайтаRSSФОРУМСТАНДАРТЫГОСТ РСЛОВАРЬНАВИГАТОРКОНСУЛЬТАНТЫ
 
Логин : Пароль:   
       [регистрация] [напомнить пароль]

ФОРУМ
• Самооценка организации 
 07. Сент 13:08 от GodnevEV
• ИЩУ файлы текстов стандартов... 
 14. Авг 09:23 от garin
• Сертификация или декларирова... 
 14. Июль 08:10 от ZHukov
• Анекдоты про СМК, аудиты и а... 
 17. Апр 06:51 от ZHukov





фондовый индекс - Сколько стоят крупнейшие IT-компании мира?

Автор Русский Фокус
Ссылка по теме:  Еженедельный деловой журнал
раздел: обзоры и интервью / Консалтинг





Сколько стоят крупнейшие IT-компании мира?

Сколько стоят крупнейшие IT-компании мира?2000 и 2001 годы были сложным периодом для фондовых площадок мира, где (в отличие от России) продолжалось падение цен на акции компаний. Проблеск улучшения ситуации мелькнул в конце 2001 года, когда восстановление фондовых индексов после обвала, сопутствовавшего трагическим событиям 11 сентября, и последующий рост котировок породили в инвесторах надежды на то, что в 2002 году начнется подъем. Сбыться этим надеждам было не суждено.

Общая динамика рынка/Капитализация лидеров

В 2002 году падение продолжалось столь же быстрыми темпами, как и в предыдущие два года, и лишь в конце октября и в ноябре рынок начал расти, отыгрывая значительные потери лета и сентября месяца. Ситуация 2001 года повторяется, а инвесторы вновь живут надеждами на значительное улучшение конъюнктуры в следующем году. Несмотря на рост, продолжавшийся весь октябрь и ноябрь, индекс Nasdaq (в наибольшей степени отражающий положение дел с акциями высокотехнологичных компаний) все еще находится ниже отметки уровня начала 2002 года на 24,02%. Индекс широкого рынка S&P 500 потерял 18,74% относительно уровня начала года, а индикатор "голубых фишек" Dow Jones Industrial Average опустился на 11,70%.

Причины продолжающего падения остаются теми же, что и в прошлом году - это и состояние мировой экономики и, что особенно важно, экономики США, которая хотя и вышла из рецессии, все же по прежнему разочаровывает темпами своего восстановления и сохраняющимися плохими финансовыми показателями американских корпораций. В этом году к ряду негативных факторов добавилась неопределенность, возникшая в связи с угрозой войны с Ираком и влияния этих событий на нефтяной рынок, а также сотрясавшая рынок всю первую половину году серия скандалов, связанных с практикой неправильного бухгалтерского учета опять же в американских корпорациях. Только осенью влияние этого фактора постепенно сошло на нет, и в психологии инвесторов, панически не доверявших корпорациям и боявшихся вкладывать деньги на американском рынке, произошли позитивные сдвиги. Однако, ущерб от скандалов был огромным, и, если в декабре не случиться чего либо экстраординарного, на фондовом рынке США будет зафиксировано падение по итогам третьего года подряд, чего не случалось со времени Великой Депрессии.

Таблица 1. Изменение фондовых индексов в период с 31 декабря 2001 г. по 25 ноября 2002 г.
СтранаИндексИзменение
РоссияРТС+37,36%
Южная КореяKOSPI+1,75%
МексикаBolsa IPC-8,00%
АвстралияAll Ordinaries-10,57%
СШАDJIA-11,70%
ЯпонияNikkei-15,16%
СШАS&P 500-18,74%
ВеликобританияFTSE-20,99%
СШАNasdaq-24,02%
БразилияBovespa-24,54%
ФранцияCAC-28,74%
ГерманияDAX-36,06%

В Европе дела обстояли еще хуже - если в Великобритании падение цен на акции по масштабам менее существенно чем в США, то во Франции и Германии спад гораздо значительнее американского. Японский индекс Nikkei продолжил свое затяжное падение, потеряв еще 15,16%. А вот рынки развивающихся стран демонстрировали совершенно различную динамику. Если в Бразилии, например, дела обстояли также плохо, как и на рынках развитых стран, то в Корее и Мексике все было вполне сносно. Россия же на этом по прежнему фоне выглядит просто замечательно. Рост с начала года на 37,36% на фоне всеобщего кризиса - действительно впечатляющее достижение. И хотя причинами этого может быть и недооцененность российского фондового рынка, лишь углубившаяся после кризиса 1998 года, и хорошее положение дел в топливно-энергетической отрасли (акции компаний этого сектора доминируют на отечественном фондовом рынке) все же динамика российского фондового рынка в текущем году не может не радовать. Другое дело, что с положением дел в российских высокотехнологичных компаниях этот рост не имеет особой связи, поскольку они в подавляющем большинстве просто не представлены на фондовом рынке.

Что же касается динамики акций производителей компьютерного оборудования и программного обеспечения, то для оценки положения дел в этих отраслях довольно затруднительно подобрать необходимые индексы. Так, в США, например, есть общепризнанный индекс HWI - AMEX Computer Hardware Index, показывающий положение дел в секторе производителей компьютерного оборудования. А вот с производителями программного обеспечения дело обстоит сложнее - индексы, используемые различными инвестиционными и аналитическими компаниями содержат много различий (некоторые включают разработчиков ПО для интернета, некоторые нет и т.п.). В других странах дела обстоят совсем плохо - производителей компьютеров и ПО там гораздо меньше и, зачастую, вся отрасль состоит из нескольких компаний. Поэтому для оценки положения дел здесь стоит рассматривать динамику котировок ведущих компаний в данных отраслях, суммарная капитализация которых составляет в большинстве случаев более половины от общей капитализации всего сектора. Что же касается американского индекса HWI, отражающего положение дел с акциями производителей компьютерного оборудования, то он с начала этого года опустился на 28,99%, что даже хуже динамики Nasdaq, но в то же время лучше положения дел в других отраслях высокотехнологичного рынка (полупроводниковой, телекоммуникационной, интернет). Бумаги производителей программного обеспечения также демонстрировали динамику, близкую к Nasdaq и лучшую, чем акции телекоммуникационных и полупроводниковых компаний.

Относительно рыночной капитализации производителей компьютерного оборудования, то, если отбросить полупроводниковые компании и производителей сетевого оборудования, но учесть многопрофильные концерны, производящие в том числе и компьютерное оборудование, то на начало 2002 года в список 500 крупнейших (по рыночной капитализации) компаний мира входили следующие фирмы:

КомпанияРыночная капитализация, $ млн,на начало 2002 годаРыночная капитализация, $ млн, на 2 декабря
IBM179 212,8147 544
Dell Computer68 068,874 924
Siemens58 866,145 340
SONY Corp.48 343,041 100
Samsung Electronics45 622,7нет данных
Philips Electronics40 307,528 010
Hewlett-Packard34 855,060 510 с учетом объединения с Compaq
Canon Inc.32 906,633 211
Sun Microsystems28 651,112 894
EMC26 470,415 948
Matsushita Electric Ind.25 637,522 430
Hitachi, Ltd.24 674,914 250
Thomson20 931,818 130
Compaq Computer17 813,4компании больше нет
Fujitsu Ltd.15 351,1нет данных
Sharp Corp.14 807,2нет данных
NEC Corp.13 949,26 970
Toshiba Corp.13 629,2нет данных
Kyocera Corp.13 313,812 530

Как видно из таблицы, значительная часть из них демонстрировала отрицательную динамику в рейтинге, а успехи IBM, Dell, Siemens, Philips связаны в первую очередь с общим снижением капитализации ведущих корпораций. Акции этих компаний пострадали меньше других, и поэтому улучшили свое место в рейтинге. Лишь успехи Samsung и, частично, Dell связаны с ростом бизнеса этих компаний.

Явные неудачники прошлого года сразу бросаются в глаза - это EMC и Sun Microsystems, падение их акций продолжилось и в текущем году. Еще шесть компаний, производящих компьютерное оборудование, покинули список 500 крупнейших по итогам 2001 года. Это ведущие (после EMC) производители систем хранения данных Network Appliance (246 место) и Brocade Communications (271), производитель КПК Palm (336), японская компания TDK (412), американская Sanmina (413) и сингапурская Flextronics (414). Все они, за исключением TDK, были неудачниками и в этом году и отметились продолжением падения цен на их акции. Hewlett-Packard и Compaq Computer в этом году объединились, однако, и акции Hewlett-Packard после слияния демонстрировали позитивную динамику.

Что же касается производителей программного обеспечения, то их в числе 500 крупнейших компаний мира поменьше, а вот покинуло этот список значительное количество. Так, по итогам 2001 года выбыли из списка Oracle Corporation Japan (213 место), американские Bea Systems (230) и i2 Technologies (264), израильская Check Point Software Technology (269), компания Verisign (347), индийская Wipro (404), и американская Ariba (481). В этом году к списку неудачников добавятся Veritas Software, Siebel Systems, Computer Associates и Peoplesoft (их акции продолжили глубокое падение), и, учитывая, что войдут в число лидеров, вероятно, только американские Intuit и Symantec, в списке по итогам этого года останется всего 6 компаний - производителей программного обеспечения. На фоне общего падения стабильность котировок лидеров сектора Microsoft и немецкой SAP выглядит довольно впечатляющей. Правда для SAP в этом году все складывается не столь хорошо (падение на 29%), но все же компания остается в числе крупнейших корпораций мира.

КомпанияРыночная капитализация, $ млн,на начало 2002 годаРыночная капитализация, $ млн, на 2 декабря
Microsoft326 639,4308 329
Oracle70 363,963 842
SAP48 934,228 830
Veritas Software17 570,47 186
Siebel Systems15 077,74 167
Computer Associates Intl12 640,09 200
Peoplesoft11 309,36 087
Adobe Systems9 548,26 781

ИТ-компании на фондовом рынке России

Оценить российский hi-tech с точки зрения фондового рынка в настоящий момент практически невозможно. Все дело в том, что никто из ведущих производителей программного обеспечения и компьютерного оборудования не размещал свои акции на мировых и российских фондовых площадках, за исключением недавно сделавшей это компании "РБК Информационные системы". Более того, многие компании просто не являются открытыми акционерными обществами, а поэтому ждать их появления на фондовом рынке не стоит и в дальнейшем. Рынок корпоративных облигаций также пока не привлекает внимания лидеров российского hi-tech как источник привлечения дополнительных средств для расширения бизнеса. Напомним, что ведущие российские телекоммуникационные компании (МТС, ВымпелКом, Ростелеком) давно разместили свои акций на мировых и российских биржах, а также выпустили не один транш корпоративных облигаций.

Кроме того, стоит отметить слабые места самого российского фондового рынка, в том числе его низкую общую капитализацию (сравнимую в настоящий момент с капитализацией одной только Cisco Systems и значительно уступающую капитализации Microsoft), незначительный объем дневных сделок (среднедневной объем на РТС в 2001 году составил всего $17,73 млн.), низкую ликвидность акций большинства российских компаний, а также непрозрачность корпоративной информации, затрудняющую реальную оценку стоимости акций. Очевидно просматривается зависимость фондового рынка страны от положения дел в энергетических отраслях, прежде всего нефтяной, а все ведущие российские "голубые фишки" являются энергетическими компаниями.

При этом, ведущие специалисты российского фондового рынка и топ-менеджеры российских технологических компаний давно ведут разговоры о создании российского аналога биржи Nasdaq с упрощенным порядком проведения первичного размещения (IPO) и листинга ценных бумаг. Однако, дальше размышлений на эту тему дело пока не пошло, а начавшийся в 2000 году обвал Nasdaq с последующим разорением многих американских hi-tech компаний, в дальнейшем перекинувшийся и на другие мировые фондовые биржи (приведший в том числе к краху в Германии Neuer Markt - немецкого аналога Nasdaq) и создавший вокруг вложений hi-tech и интернет в глазах многих инвесторов ореол авантюры, подвел черту и под разговорами. Вполне вероятно, что не навсегда, но ждать скорой реализации проекта создания "российского Nasdaq" теперь явно не приходится.

Более того, можно с большой степенью уверенности заявить, что потенциал российского высокотехнологичного сектора пока просто не тянет на создание отдельной торговой площадки (ни по возможной капитализации, ни по объему сделок), а упрощение правил первичного размещения в российских условиях может привести к значительным злоупотреблениям. Американский опыт показывает, что многие корпорации не особо спешат делиться с инвесторами точной и правильной информацией, а в условиях нашей страны, в которой и вовсе отсутствуют традиции раскрытия корпоративных данных, ждать уважительного отношения к инвесторам пока не приходится. А вот поле для возможных авантюр и рискованных операций действительно открывается широкое. Идея создания отдельной hi-tech площадки для стран Восточной Европы выглядит более привлекательной, но ее реализация еще более затруднительна, а также требует значительных финансовых средств и привлечения политических инструментов.

Поэтому можно надеется лишь на постепенный выход российских технологических компаний на уже существующие биржи (в первую очередь РТС и ММВБ). Первые шаги в этом направлении уже предприняты. Пионером среди российских hi-tech фирм (не включая в это определение телекоммуникационный сектор), как уже упоминалось, стала компания "РБК Информационные системы", проведшая первичное публичное размещение (IPO, initial public offering) своих акций 18 апреля 2002 г.

Бизнес РБК связан не только с производством программного обеспечения (в пресс-релизе компании, опубликованном перед размещением, на долю IT (разработка программного обеспечения, оффшорное программирование, системная интеграция, консалтинг) в совокупном доходе за 2001 год отводится $7,1 млн. из $16,95 млн., а остальное приходится на информационные услуги и доходы от рекламы), однако, солидная его часть (более 40%) приходится именно на IT-сектор. Компания разместила на рынке 16 млн. бездокументарных акций путем открытой подписки. Их них 5,5 млн. было размещено на РТС (цена установлена в долларах), а остальные на ММВБ (цена установлена в рублях).

До проведения IPO у компании было уже две эмиссии акций по закрытой подписке, одна при создании компании и еще одна в сентябре 2001 года. Андеррайтером выпуска была инвестиционная компания "АТОН", со-ведущим менеджером - "Альфа-банк", юридическим консультантам андеррайтера компания Freshfields Bruckhaus Deringer, юридическим консультантом эмитента - компания Ernst & Young. По результатам первичного размещения компании удалось привлечь $13,28 млн., тем самым капитализация РБК на момент размещения составила примерно $83 млн. Спрос на акции при размещении почти в пять раз превысил предложение, и андеррайтер IPO "АТОН" был вынужден удовлетворять заявки в пропорции 20,66% от предварительного заказа.

Несмотря на скептические оценки многих аналитиков и конкурентов проведенного публичного размещения акций РБК (критике подвергались представленные андеррайтером оценки доли РБК на рынке финансовой и экономической информации, "завышенная" оценка компании, незначительность доли выводимых на рынок акций от их общего количества, PR-направленность IPO, низкая номинальная стоимость акций, составившая 0,001 руб. и др.) динамика акций компании в прошедшие после размещения месяцы доказывает излишнюю ангажированность этих суждений. Быть первым сложно всегда, критиковать со стороны гораздо проще.

Сразу после проведения IPO интерес к акциям компании продолжал оставаться большим, и они постепенно достигли своего исторического максимума в середине мая ($1,00 на РТС, на 31,91 руб. на ММВБ). Летом интерес пошел на спад, что вполне естественно, поскольку с момента IPO проходило все больше и больше времени и внимание к бумагам постепенно ослабевало. Кроме того, на лето пришелся общий спад, как мировых фондовых рынков, так и российского рынка. К августу цена на акции компании достигла исторического минимума ($0,50 на РТС, 17,01 руб. на ММВБ), а затем котировки вновь пошли вверх. Всю осень акции компании торгуются на стабильном уровне в ограниченном диапазоне (на ММВБ совершается гораздо большее число сделок), а установившаяся на настоящий момент цена, хотя и не достает до цены размещения, но все же не намного ниже ее, что можно признать неплохим результатам в условиях непростой конъюнктуры мирового фондового рынка, и высокотехнологичного сектора в частности.

Акции ИТ-компаний США

В сектор производителей компьютерного оборудования попадают компании производящие персональные компьютеры, серверы, системы и устройства хранения данных, а также производители периферийных устройств. На диаграмме очевидно просматриваются сохраняющиеся проблемы ведущих производителей систем хранения данных EMC и Network Appliances, очередной ужасный год для лидера рынка серверов Sun Microsystems, откатывающего все ниже и ниже, ухудшение положение IBM относительно прошлого года, закончившегося для компании весьма неплохо, средние показатели (немного лучше чем динамика индекса Nasdaq) у Xerox и Unisys, и хорошие показатели производителей персональных компьютеров - Hewlett-Packard и, особенно, Dell Computer. Именно Dell следует признать наиболее удачной в этом году с точки зрения положения дела на фондовом рынке среди компьютерных гигантов, в то время как Sun Microsystems - главным неудачником года.

Среди ведущих американских производителей программного обеспечения также явно просматриваются и неудачники и те, для кого год сложился крайне удачно. Сумели неплохо прибавить в этом году акции двух крупных производителей программного обеспечения - Intuit и Symantec. В то же время год выдался провальным для Siebel Systems, Computer Associates, Veritas Software. Акции Adobe Systems находятся практически на уровне начала года, а изменения в цене на акции двух гигантов сектора - Microsoft и Oracle - почти совпали друг с другом и падением индекса Dow Jones. В то же время они заметно меньше потерь технологического индекса Nasdaq, поэтому можно констатировать, что для Microsoft и Oracle с точки зрения фондового рынка год получился ничем не выдающимся.

ИТ-компании стран Европы и Азии

Для ведущих производителей компьютерного оборудования стран Азии и Европы год прошел тоже не очень удачно. Можно отметить лишь хорошие показатели японской компании Canon и швейцарской Logitech. В тоже время у европейских гигантов Philips и Siemens динамика акций почти совпала с динамикой европейских фондовых индексов, а поэтому год для них можно назвать неудачным. Еще хуже дела шли у японских гигантов Hitachi, NEC, а также сингапурской компании Flextronics. Для еще одного ведущего японского производителя компьютерного оборудования - Matsushita Electronics - год сложился также неудачно, хотя падение его акций было не столь глубоким, как, например, у NEC.

Среди ведущих европейских и азиатских производителей программного обеспечения, также как и среди американских, результаты года диаметрально противоположные. Так, год прошел удачно для индийской Infosys и немецкой iXos Software. А вот дела у израильской Check Point Software и канадской Corel шли совсем плохо. Падение акций немецкого софтверного гиганта SAP соответствует масштабу падения фондового рынка Германии. Незначительно по итогам года упали бумаги британской Eidos и другого индийского гигант - Wipro. Акции канадской Cognos практически не изменились в цене за последние одиннадцать месяцев.

RBC.ru

+++ Какими будут BMW, Mercedes и Volkswagen завтра?

Все очень индивидуально Новые тенденции немецких автомобилестроителей Концерн Volkswagen, ранее всегда выпускавший автомобили малого и среднего классов, создает модель Phaeton в классе люкс. Mercedes-Benz возлагает надежды на демократичную модель А-класса, самую малую в гамме этой марки. BMW тоже готовит маленький автомобиль 1-й серии. Все эти шаги обусловлены логикой развития автомобильного рынка: на наших глазах происходит смена тенденций - от унификации автопроизводители двинулись к разнообразию и расширению модельных рядов.

Если вспомнить, какими были автомобили в начале прошлого века, то иначе как экспериментальными образцами их не назовешь. Все было впервые, поэтому машины удивляли наблюдателей и мучили автолюбителей разнообразием технических решений. Соответственно, компаний, которые выпускали автомобили, было множество. Любой владелец автомобиля - не важно, какой марки - уже слыл персоной неординарной.

К концу века все изменилось. Велосипедные фабрики и гаражные мастерские, выпускавшие автомобили в начале века, превратились в мощные компании. Множество производителей разорились и ушли с рынка. Число автомобильных марок резко сократилось, а компаний осталось еще меньше, поскольку нынешние корпорации, как правило, выпускают автомобили нескольких марок.

Пиком унификации были 1990-е гг., когда даже марки, прежде отличавшиеся исключительной самобытностью (скажем, SAAB или Citroen), приобрели черты некоего обобщенного "евромобиля". В то же время объемы производства вышли на десятки миллионов машин в год, и у автовладельцев стало укрепляться естественное желание выделиться из общей массы.

Глобальное единство

Главенствовавшая в 90-е гг. тенденция к унификации лучше всего видна на примере концерна Volkswagen - крупнейшего европейского производителя автомобилей. К марке Audi, входящей в концерн с 1965 г., добавились испанский SEAT, чешская Skoda, итальянские Lamborghini и Bugatti, а также британская Bentley. Поскольку разработка новых моделей чрезвычайно дорога, было естественно ввести некую унификацию. Фердинанд Пих, возглавивший Volkswagen в 1993 г., придумал и реализовал концепцию единой платформы.

Под платформой понимается комплекс основных агрегатов, представляющий собой "начинку" автомобиля. Понятие "платформа" возникло, конечно, до Пиха - когда автомобильные компании научились обновлять кузов автомобиля, не особенно затрагивая его "внутренности". Это тоже был один из шагов на пути к унификации. Пих пошел дальше. Если прежде Volkswagen и его подразделения Audi, SEAT и Skoda разрабатывали независимые платформы, то после нововведений Пиха платформы были унифицированы.

Так, на базе платформы VW Golf производятся Audi A3 и SEAT Leon, к ней же относятся и менее похожие на Golf машины: VW Bora, SEAT Toledo и Skoda Octavia. Последнюю, кстати, нередко ошибочно причисляют к платформе VW Passat, полагая, что к платформе Golf относится Skoda Fabia, которая на самом деле базируется на платформе VW Polo (как и SEAT Ibiza).

Внедрение единых платформ позволило заметно сократить расходы концерна, и в 1997 г. прибыль Volkswagen Group превысила 1 млрд евро (в 1993 г., когда Пих возглавил концерн, к такой сумме приближались убытки). Опытом Volkswagen в той или иной мере не преминули воспользоваться и другие автоконцерны.

Однако при всей своей привлекательности концепция единой платформы имеет и отрицательные стороны. В самом наглядном виде ситуацию можно продемонстрировать на примере трех минивэнов: VW Sharan, SEAT Alhambra и Ford Galaxy (во время разработки этих моделей Ford и Volkswagen тесно сотрудничали). В результате получились этакие близнецы-братья, что, в общем-то, снижает привлекательность каждой модели. Другие марки концерна, даже сохраняя достаточно оригинальный внешний вид, все равно начали конкурировать между собой в пределах одного класса: зачем покупать Golf, если Octavia - тот же самый, по сути, автомобиль, только дешевле.

В апреле 2002 г. Фердинанда Пиха на посту председателя правления Volkswagen АG сменил Бернд Пишетсридер. Новый руководитель провозгласил и новую маркетинговую стратегию, реализация которой началась в уходящем году.

Единый антиглобализм

Глубокая унификация платформ привела к тому, что автомобили разных марок на одной платформе стали восприниматься почти как одна модель. Покупатель видел глубокие различия между, например, Ford и Honda, и в то же время видел глубокое внутреннее единство VW и SEAT. А это сводит на нет главное конкурентное преимущество единой платформы. Прежде после продажи четырех машин упомянутых марок получалось, что Volkswagen продал две машины, а конкуренты - только по одной. Но если покупатель перестает делать выбор между VW и SEAT, получается, что он купит машину либо у Ford, либо у Honda, либо у концерна Volkswagen - не важно, какой марки.

Выходит, что марки внутри концерна следует "развести" между собой. Именно такую цель провозгласил Пишетсридер. Теперь марки SEAT, Audi и Lamborghini позиционируются как "спортивные", а марки Volkswagen, Skoda и Bentley - как "классические". Это, по замыслу нового главы концерна, должно снять "внутриклассовую" конкуренцию, а в перспективе все эти марки должны иметь раздельные дилерские сети.

Безусловно, новая маркетинговая стратегия подразумевает и существенные технологические изменения. Ведь возврат к независимым, самостоятельно развивающимся платформам потребовал бы существенных расходов и был бы очевидным шагом назад - за что, спрашивается, боролись? Поэтому Volkswagen вместо концепции четырех платформ (Lupo, Polo, Golf и Passat) переходит к так называемой концепции 11 модулей. Идея модульного производства заключается в том, что, несмотря на всё большие технические различия автомобилей разных марок, которые будут всё отчетливее проявляться в будущем, в эти разные автомобили должно внедряться всё большее количество единых компонентов. Благодаря этому в масштабах концерна можно будет достичь существенного снижения производственных издержек. В качестве примера модуля можно назвать тормозную систему, которая зависит прежде всего от мощности двигателя, а не от размера автомобиля. Так, Polo с мощным мотором, Golf с мотором средней мощности и Passat с двигателем малого объема могут иметь очень похожие тормозные системы с большим количеством общих компонентов. А электронные системы (стоимость их разработки, кстати, уже достигла 30% расходов на разработку нового автомобиля и продолжает расти) и вовсе масштабируются без особых проблем.

Итогом реализации модульной концепции должно стать разнообразие модельного ряда и разведение моделей в одном классе по различным рыночным нишам. Стремление потребителя к индивидуальности подтверждает и политика конкурентов Volkswagen. Например, концерн DaimlerChrysler не ставит целью объединение платформ Mercedes-Benz и Chrysler - в общем-то, у моделей Mercedes-Benz нет общей платформы, внутри каждого класса различаются так называемые линии исполнения и опции. Но в то же время идет активная работа по унификации отдельных систем автомобилей Mercedes-Benz и Chrysler. На первом этапе взаимное проникновение технологий проявляется в виде "обмена" двигателями - например, мерседесовские двигатели ставятся на ряд модификаций Chrysler PT Cruiser и на перспективную модель Crossfire, выход которой ожидается в следующем году. Одновременно ведутся работы над электроникой, тормозами и другими системами.

Классовая экспансия

Автомобильные концерны стараются выпускать продукцию во всех сегментах рынка - такая политика отчасти компенсирует колебания спроса в разных секторах. В последнее время, однако, можно усмотреть и новую тенденцию, обусловленную все той же тягой потребителей к индивидуальности. Речь идет о стремлении компаний предложить максимально широкий спектр классов в рамках одной марки. Тогда покупатель может купить небольшую модель и тешить себя мыслью, что его марка представлена и представительским классом.




Добавлено:  17 Декабря 2002 г.
хиты: 13239   

оценка читателей: 253 из 581 считают этот обзор полезным
А вы считаете его полезным?
да  нет


[ оглавление ] [ добавить свой комментарий ]



менеджмент качества ( процессы | школа качества | нормирование | управление качеством | хассп)
книги: стандарты | качество | ХАССП | маркетинг | торговля
управленческий консалтинг ( планирование и контроль | конфликтменеджмент)
новости и события: пресс-релизы | новые стандарты | новости партнеров | новости | архив новостей, статей
новая торговля (автоматизация | магазиностроение | маркетинг и экономика)
интернет-маркетинг (создание сайта | интернет - бизнес)
финансы & страхование (страхование | бизнес-школа)
обзоры и интервью: маркетинг | консалтинг | торговля | управление качеством )
энциклопедия: это интересно | глоссарий | о семье | менеджмент семьи | каталог ресурсов


[реклама на сайте]

Мы разрешаем использовать, цитировать, копировать, транслировать и переводить любые наши материалы в сети Интернет
при условии установки прямой ссылки на этот конкретный материал на сайте KlubOK.net

Для того чтобы опубликовать свой материал (статью, книгу и т.д.),
вам достаточно направить его по адресу klubok@klubok.net
в любом удобном вам формате.
Copyright © 2003-2017 KlubOK.net, Андрей Гарин


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика